Меню

Банкротство: руководитель избежал ответственности.

Кирилл Степанов, старший партнер юридической компании "Каминский, Степанов и партнеры"

Статья вышла в журнале "Практическое налоговое планирование", выпуск №4 от 2015 года.

Руководителю компании-банкрота удалось избежать ответственности по долгам.

По результатам выездной налоговой проверки, проведенной в 2012 году, Межрайонная ИФНС доначислила ООО «Компания» налогов на сумму 2 320 197,46 рублей, штрафов  в размере 105 150,97 рублей и пени в размере 473 034,69 рубля. Компания не стала оплачивать задолженность перед бюджетом, прекратила деятельность, сдавая при этом нулевую отчетность.

В октябре 2013 года налоговая обратилась в суд с заявлением о признании ООО «Компания» банкротом как отсутствующего должника, то есть должника, который фактически не осуществляет свою финансово-хозяйственную деятельность, а местонахождение его руководителя установить не представляется возможным. Суд признал требование уполномоченного органа обоснованным, признал ООО «Компания» банкротом и открыл в отношении него процедуру конкурсного производства.

Принимая решение об обращении в суд с заявлением о признании должника банкротом, инспекция, разумеется, осознавала, что у должника отсутствует какое-либо имущество, и экономическая целесообразность инициирования банкротства состоит исключительно в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя и удовлетворении своего денежного требования за счет его личного имущества.

В апреле 2014 года конкурсный управляющий ООО «Компания» обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника на основании пункта 2 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» - неисполнение руководителем обязанности по обращению в суд с заявлением о признании должника банкротом, а также на основании пункта 4 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» - доведение должника до банкротства.

По основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», руководитель может ответить своим личным имуществом по долгам юридического лица в случае нарушения обязанности, предусмотренной пунктом 1 статьи 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а именно: руководитель должника обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением должника в случае,

·         если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств, обязанности по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;

·         если уполномоченным органом должника принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

·         если обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;

·         если должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества и в иных предусмотренных названным Законом случаях.

При этом обязанность по обращению в суд должна быть исполнена в течение 1 месяца с момента возникновения вышеуказанных обстоятельств. Размер ответственности определяется всей суммой непогашенных обязательств, возникших у должника с момента истечения срока для исполнения обязанности, установленной пунктом 1 статьи 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Доводы конкурсного управляющего Должника сводились к следующему. Поскольку решением МИФНС о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 23.03.2012 года, имеющим преюдициальное значение, установлено умышленное занижение налоговой базы в период с 01.01.2010 года по 01.12.2010 года для исчисления налога на прибыль за 2009 год (по сроку уплаты 29.03.2010 года), постольку бывший директор обязан был обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом) не позднее 29.07.2010 года. Иными словами, по истечении 3 месяцев с момента истечения срока для уплаты налога появились признаки банкротства,  предусмотренные пунктом 2 статьи 3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а значит руководитель должен был обратиться в суд не позднее 1 месяца с момента появления таких признаков. Руководитель данную обязанность не исполнил. После 29.07.2010 года у ООО «Компания» возникли обязательства на сумму 354 330, 90 рублей, которые и должны составить размер субсидиарной ответственности.

В отзыве на заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, нами, как представителями бывшего руководителя должника, было указано следующее.

Решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 23.03.2012 года не имеет преюдициального значения, поскольку статья 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ содержит закрытый перечень оснований для признания факта преюдицией, который не предусматривает такой возможности для фактов, установленных решением налогового органа. Следовательно, факт умышленного занижении налоговой базы подлежит доказыванию в суде, в обособленном споре о привлечении к субсидиарной ответственности.

Что касается непосредственно умышленного занижения налоговой базы, то такой факт опровергается материалами дела, а именно, как следует из текста решения МИФНС, при анализе и арифметическом просчете стоимости отгруженных товаров по счетам-фактурам, отраженным в книгах продаж за 2009 год, установлено, что при составлении налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость и налогу на прибыль за 2009 год допущена техническая ошибка формирования итоговых показателей, а доказательства того, что указанная техническая ошибка допущена директором в результате прямого умысла, в материалы дела заявителем не представлены.

Помимо всего прочего, в опровержение довода о возникновении у руководителя должника 29.06.2009 года обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве, в материалы дела были представлены расчеты стоимости чистых активов должника за период с 2009 по 2011 годы, в который стоимость чистых активов была положительной. Исходя из бухгалтерских балансов за 2009-2011 годы, стоимость активов превышала размер кредиторской задолженности, следовательно, отсутствовал признак неплатежеспособности и недостаточности имущества должника. Банковской выпиской по расчетному счету должника подтверждается наличие денежных средств по состоянию на 01.07.2010 года в достаточном размере для погашения всей текущей задолженности. Указанные сведения также отражены в бухгалтерском балансе должника за соответствующий отчетный период. Также, из отчетов о прибылях и убытках за 2009-2011 годы следует, что деятельность должника в данном периоде приносила чистую прибыль. Данные обстоятельства свидетельствует об отсутствии признаков несостоятельности и необходимости обращения в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

Таким образом, непогашение задолженности перед одним из кредиторов, в частности, перед ФНС, далеко не всегда свидетельствует о наличии признаков банкротства, в то время как показатели, с которыми законодатель связывает обязанность должника по подаче заявления должника в арбитражный суд, должны объективно отображать наступление критического для общества финансового состояния, создающего угрозу нарушений прав и законных интересов других лиц.

В итоге нам удалось доказать, что обязанность по обращению в суд не могла возникнуть у руководителя ранее 2011 года, а позднее у должника, в связи с тем, что он прекратил деятельность, уже не возникали обязательства, которые могли бы быть включены в размер субсидиарной ответственности.

Кроме того, арбитражный управляющий настаивал на привлечении к субсидиарной ответственности бывшего директора ООО «Компания» на основании пункта 4 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Вышеуказанный пункт предусматривает ответственность руководителя за доведение должника до банкротства. Привлечение к ответственности возможно в случае доказанности следующих обстоятельств:

·         наличия надлежащего субъекта ответственности, которым является собственник, учредитель, руководитель должника, иные лица, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо иным образом имеют возможность определять его действия;

·         наличия факта несостоятельности должника;

·         наличия причинно-следственной связи между обязательными указаниями, действиями вышеперечисленных лиц и фактом банкротства должника, поскольку они могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями;

·         наличия вины контролирующего лица должника в доведении предприятия до банкротства.

Размер субсидиарной ответственности определяется в размере всей непогашенной кредиторской задолженности, как реестровой, так и текущей.

Доводы заявителя по данному основанию заключались в следующем. Должник получал налоговую выгоду, искусственно увеличивая расходы, посредством заключения договоров с аффилированными контрагентами, что привело к доначислению налогов, штрафов и пеней в результате выездной налоговой проверки, что, в свою очередь, привело к банкротству компании. Размер ответственности, по мнению конкурсного управляющего,  должен составить 3 430 720, 98 рублей.

Нами были представлены следующие контраргументы. Налоговый орган привлек ООО «Компания» за совершение неосторожного деяния, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ, и при этом применил ряд смягчающих обстоятельств, в частности, отсутствие умысла в совершении налогового правонарушения, следовательно, доводы о совершении умышленных действий директором, направленных на доведение до банкротства несостоятельны. Кроме того, деятельность с 2009 по 2011 год приносила чистую прибыль, что свидетельствует о разумном и добросовестном осуществлении руководителем должника своих обязанностей.

Аффилированность контрагентов сама по себе не свидетельствует о получении налоговой выгоды, если аффилированность не повлияла на ценообразование. Решение налогового органа, вынесенное по результатам проверки, а также материалы банкротного дела, не содержат доказательств превышения рыночных цен в заключенных должником сделках более чем на 20 %, следовательно, довод о получении ООО «Компания» налоговой выгоды является несостоятельным.

 Проанализировав наши доводы, исследовав доказательства, представленные в материалы дела, суд отказал в удовлетворении заявления конкурсного управляющего должника о привлечении бывшего директора к субсидиарной ответственности на основании пунктов 2 и 4 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Скачать статью "Руководителю компании-банкрота удалось избежать ответственности по долгам" в pdf

Поделиться:

События | Аналитика